Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

КЛАССИФИКАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ И ПРОБЛЕМА СУБЪЕКТИВНОГО ФАКТОРА В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА.

Первым научную, типологическую классификацию создал в начале ХХ в. А.С.Лаппо-Данилевский.

В качестве основания для своей классификации А.С.Лаппо-Данилевский избрал степень близости источника к отраженному в нем событию. Согласно ей все исторические свидетельства он поделил на источники, изображающие факт и источники, обозначающие факт. Первые он назвал остатками культуры, вторые - историческими преданиями. К Остаткам культуры А.С.Лаппо-Данилевский относил вещественные памятники и юридические акты. К преданиям создатель классификации относил все словесные и письменные свидетельства.

               Классификация А.С.Лаппо-Данилевского была методологически обо-снованной и отвечала потребностям конкретно-исторических исследований. Поэтому она естественным образом вошла в методологический арсенал советской исторической науки и господствовала в ней вплоть до середины 50-х годов ХХ в. Это время ознаменовалось обращением историков к теоретико-методологическим аспектам науки. Исследователи рассматривали и проблему классификации. В итоге дискуссий после ряда неудачных попыток сложились современные, действующие класси-фикации источников.

            Наибольшее признание получили классификационные схемы Л.Н. Пушкарева, обнародованные им в 1975 году. Рассмотрим его типологическую схему. Все исторические источники он поделил на семь типов: 1) вещественные (археологические), 2) письменные, 3) устные (фольклорные), 4) этнографические, 5) лингвистические, 6) фото, - кинодокументы и 7) фонодокументы.

           В настоящее время большинство источниковедов и историков придерживается более совершенной видовой классификации, созданной Л.Н. Пушкаревым.

                Однако, как бы ни был хорош источник, он не может существовать вне исследования. Т.е. историк не может ограничиться лишь простым накоплением исторических источников, не исследуя их.

           И тогда историк сталкивается с несколькими неразрешимыми противоречиями:

        Во-первых, опираясь на свидетельства исторического источника, историк, в конечном счете, руководствуется стремлением “знать прошлое так, как будто видел его своими глазами”, то есть превратиться в “свидетеля” прошедших событий. Но именно этого историк никогда сделать не сможет. Ниоткуда не следует, что очевидец события, зафиксировав его в первоисточнике, действительно “знает” его, то есть понимает его смысл и значение... А если это не первичный источник, а, например, списки с летописи, или списки со списков? И, предположим, в какой-либо из списков закралась ошибка,  случайно или преднамеренно? А если на основе данных, полученных из подобных «источников» пишутся учебники и научная литература? Отсюда получается, что историк как бы видит прошлое на расстоянии, сквозь призму других людей и их впечатлений об увиденном. У него не получится воспроизвести прошедшее. Историк хочет знать прошлое как прошлое, следовательно, в контексте позднейших событий, накопленного человечеством опыта.