Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Новая экономическая политика.

Внешнеполитические обстоятельства оказывали значительное влияние на формирование внутреннего курса советского правительства. Ожидать помощи от западного пролетариата не приходилось, в начале 20-х годов начался спад революционного движения. Актуальный для России лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был для западного рабочего класса давно пройденным этапом, относящимся к начальной стадии индустриализации континентальной Европы (до объединения Италии и Германии и на ранней стадии объединения), и даже в то время не понимался буквально. То есть лозунг воспринимался, прежде всего, с точки зрения национального, в крайнем случае, западноевропейского универсализма. В России же он был обращен, в первую очередь, к маргинальным слоям.

Внутренняя политика советского государства определялась также враждебным отношением маргиналов к образованной части общества. Прежде всего, потому, что оставшиеся в стране представители интеллигенции могли занимать государственные должности и в то же время были носителями определенной личной независимости. В годы гражданской войны российская интеллигенция уничтожалась наряду с так называемыми эксплуататорскими классами. Интеллигенция воспринималась как представительница чуждой народу «барской» культуры. Тонкий европеизированный слой населения России был почти полностью истреблен, а оставшаяся часть находилась под тотальным контролем.

Советское правительство вынуждено было считаться и с ментальностью русского крестьянства. Большевики пришли к власти на волне антииндустриальной крестьянской революции. В 1917 – 1922гг. крестьянство совершило антикапиталистический антирыночный аграрно-крестьянский переворот, захватив, поделив и переделив между собой всю землю (включая крестьянские наделы), уничтожив частную собственность на землю зачастую вместе с ее владельцами. Этим актом была ликвидирована столыпинская аграрная реформа. Борьба между традиционной и индустриальной цивилизациями на данном витке российской истории завершилась победой традиционного уклада, но окончательно вопрос, естественно, не мог решиться в его пользу.

В 20-е годы влияние крестьянства определялось следующими обстоятельствами:

крестьянство составляло абсолютное большинство населения страны (4/5);

в 1917 – 1922 гг. крестьянство совершило аграрный переворот;

выходцы из крестьян составили основу рабоче-крестьянской Красной армии (РККА).

Крестьянская «волна» со всей сопровождающей ее архаикой и пережитками захлестнула государство и правящую партию. Социализм в России стал приобретать крестьянский характер.

В значительной степени внутренняя политика советского государства определилась ново-марксистской идеологией. В самой парадигме марксистской теории содержатся благоприятные предпосылки для ее редуцирования в массовое сознание населения задержавшейся на пути перехода к индустриальной цивилизации страны. Исходные постулаты марксизма-ленинизма заключались в следующих положениях:

приоритет материального производства перед прочими сферами деятельности людей;

положение об исключительно трудовой природе общественного богатства;

представление о частной собственности как об архаичной надстройке над экономическими отношениями по сравнению с тенденцией плановой организации общества.

Национальный вопрос был одним из основных вопросов внутренней политики советского государства. Наиболее сильные позиции в РСФСР занимали великорусские, украинские, еврейские, кавказские группировки. Официально была провозглашена борьба с великодержавным русским шовинизмом. В политической риторике нации делились на эксплуататорские и эксплуатируемые, а в реальной политике - на дружественные советской власти и враждебные. 30 декабря 1922 г. было создано новое государство – Союз Советских Социалистических республик (СССР). В его состав вошли РСФСР, Украина, Белоруссия, Закавказская Федерация. Создание федерации национальных государств рассматривалось партийным руководством как переходная ступень к образованию всемирной нации трудящихся. Один из теоретиков большевизма, Л. Троцкий заявлял, что «... нация – это не логичное явление». СССР был объявлен государством трудящихся. В компетенцию даже местных Советов входило право выдачи гражданства иностранцам соответствующего социального происхождения (из рабочих и крестьян). Но дав права и государственность одним нациям, по мере роста национального самосознания и местных политических элит приходилось создавать все новые и новые республики и области.

Следующим фактором, определяющим внутреннюю политику СССР являлись неувядающие традиции российской бюрократии. Россия со времен Петра I оставалась полицейским, военным, бюрократическим, сверхцентрализованным государством. Бюрократическая машина не исчезла, продолжала работать полным ходом и после революций 1917 г. Нехватка специалистов компенсировалась увеличением числа работающих. Если в 1913 г. в России было 400 тыс. государственных служащих, то в 1924г. – 2,5 миллиона, а в 1928 г. – 3,5 миллиона человек. Социализм предполагает создание руководящих, указывающих, распределяющих, контролирующих органов власти. Огромный бюрократический аппарат был бездеятельным, малоквалифицированным. В 1928 г. на всю страну насчитывалось 233 тысячи специалистов с высшим образованием и 228 тысяч с законченным средним образованием.

После окончания гражданской войны страна находилась в состоянии экономической, политической, социальной деградации. К 1921 г. население России по сравнению с 1917 г. уменьшилось на 13 млн. человек. Объем промышленного производства составлял 12% от довоенного уровня. В 1920 г. промышленность произвела продукции на 150 млн. золотых рублей, а зерна было произведено в этом же году на 3 млрд. рублей, т.е. на сумму, в 20 раз большую. В целом сельскохозяйственная продукция составляла 64% от уровня 1913 г. Народное хозяйство приобретало форму натурального. Города и транспорт были на грани вымирания. В 1921 г. «победоносный рабочий класс» составлял менее 1 млн. человек.

Попытка найти выход из кризиса на основе эскалации государственного террора (решения IX съезда РКП(б) в 1920 г.) вызвала массовые крестьянские восстания, забастовки рабочих по всей стране, восстание моряков Балтийского флота в 1921 г. Центр русской революции - Петроград - превратился в оплот оппозиции, которой противостояла другая столица – царско-холопская Москва.

Эти события побудили правительство к проведению более гибкой политики в отношении крестьянства и замене политики форсированного коммунизма переходным этапом. На Х съезде РКП(б) (март 1921 г.) принимается решение о замене продразверстки продовольственным налогом. На первом этапе была предпринята попытка создания «регулируемого рынка» через государственно-административные структуры. Торговля разрешалась только «в пределах местного оборота», после сдачи крестьянами данного уезда государственного налога. Контроль осуществлялся Народным комиссариатом продовольствия и кооперации. Жизнь показала утопичность этой политики. К тому же страну в 1921 – 1922 гг. поразил жестокий голод. Международное сообщество попыталось помочь голодающим в России; комитет помощи возглавил известный полярный исследователь Ф. Нансен. Самый существенный вклад внесла American Relief Administration (ARA) во главе с Г. Гувером.

От благотворительности пострадала и русская православная церковь. Под предлогом оказания помощи голодающим начался погром русской православной церкви, пользующейся финансовой самостоятельностью и все еще огромным моральным, идеологическим, в конце концов, поведенчески-привычным влиянием. Это была завершающая часть «грабижки». С точки зрения изъятия ценностей надежды не оправдались, их оказалось не так уж много - в пределах 2 млн. золотых рублей. Почти столько же было затрачено на организацию шумной кампании по их изъятию. В то время как народ голодал, огромные средства использовались для поддержки “мировой революции”.

В 1921 – 1922 гг. от голода погибло 5 млн. человек.

В августе-сентябре 1921 г. резолюция Х съезда РКП(б) по продналогу была дополнена двумя сериями других экономических мер. Одна узаконивала свободу внутренней торговли, другая разрешала представление концессий иностранным предпринимателям. Количество реализованных проектов по концессиям было невелико. Большинство концессионных предприятий в последующем были доведены до разорения и переданы государству. Одним из немногих, сделавших состояние в России, оказался американец Р. Хаммер, сумевший приспособиться к советской системе. Государство выкупило его долю в карандашной фабрике совзнаками, разрешило закупить антикварные вещи и вывезти их из СССР. Советское правительство готовило невероятное по объему соглашение с В.Вандерлипом о сдаче в аренду Камчатки сроком на 49 лет.

Сложившийся в годы новой экономической политики строй можно было назвать государственным капитализмом. «Сменовеховцы», западные либералы и социалисты считали, что большевики, несмотря на общую утопичность своих идей, открыли дорогу капитализму, и что следующим шагом будет политическая либерализация установление в России демократической республики. Теоретики же большевизма первоначально рассматривали НЭП как тактический ход, временное отступление социализма, но в дальнейшем стали склоняться к пониманию НЭПа, как переходной ступени к социализму в силу общей отсталости России. Они считали, что хотя в России не удался мгновенный переход к социализму, в развитых странах такой переход все же будет возможен.

В отличие от социалистов Запада, считавших, что Россия еще не достигла достаточного уровня культуры для строительства нового общества, В.И. Ленин полагал, что социализм в России возможен внедрением «сверху» со стороны государства диктатуры пролетариата. Главное, что в результате первой мировой войны сложился союз революции рабочих и «крестьянской войны», и в России пришла к власти марксистская партия. Сложились необычные условия для развития российской цивилизации от обратного, не так, как на Западе. Следовательно, надо не размягчать режим диктатуры, а наоборот, всеми силами его укреплять. В.И. Ленин был категорически против политической либерализации. В 1922 г. он предложил расширить применение расстрела против политических противников, многие из которых были его соратниками и друзьями по революционной деятельности. В первой половине 20-х годов прошли политические процессы над представителями либеральных и социалистических партий. Остатки многопартийности были ликвидированы. Нескольким сотням оппозиционеров-интеллигентов расстрел был заменен высылкой из страны, чтобы создать фон переговорам с Западом.

Основные черты НЭПа:

Жесткий однопартийный режим и административная система управления народным хозяйством.

Минимальная связь с мировой экономикой, сведенная, в основном, к внешней торговле на основе государственной монополии.

Государственная собственность на крупную, значительную часть средней промышленности, транспорт и недра.

Хозрасчет в промышленности не ниже уровня государственных трестов.

Неэквивалентный обмен с деревней. Безвозмездное отчуждение значительной части ее продукции в форме продналога.

Экономические результаты НЭПа довольно впечатляющие. По официальным данным прирост промышленной продукции составил:

1921 г.

- 42,1 %

1922 г.

- 30,7 %

1923 г.

- 52,9 %

1924г.

- 16,4 %

1925 г.

- 66,1 %

1926 г.

- 43,2 %

1927 г.

- 14,2 %

По официальным данным национальный доход СССР в 1928 г. был выше 1913 г. на 19 %. По подсчетам специалистов он был на 12 – 15 % ниже уровня 1913 г. Причем рост промышленного производства в дореволюционной России продолжался до 1916 г. Тем не менее, темпы были высокими. Но речь шла не о промышленном росте, а о восстановлении разрушенного. Когда к концу 20-х годов восстановительный эффект иссяк, страна вновь оказалась в состоянии кризиса, в основе которого лежала нехватка капитала для модернизации промышленности. Существующий в стране уровень технологии не отвечал современным требованиям.

Высокими темпами восстанавливалось сельское хозяйство. В 1925 г. валовой сбор зерновых на 20,7 % превысил довоенный уровень. В последующие годы производство зерна постепенно уменьшалось за счет роста производства технических культур. В 1927 г. был достигнут довоенный уровень в животноводстве. По некоторым оценкам, потребление пищевых продуктов в 1927 г. превысило уровень дореволюционной России.

Однако рост крупного товарного хозяйства сдерживала государственная налоговая политика: в 1922 – 1923 гг. было освобождено от сельскохозяйственного налога 3 %, в 1923 – 1924 гг. – 14 %, 1925 – 1926 гг. – 25 %, 1927г. – 35 % беднейших крестьянских хозяйств. Причем, налог на остальных соответственно возрастал. Зажиточные крестьяне, составляющие в 1923 – 1924 гг. 9,6 % выплатили 29,2 % суммы налога. В результате темпы дробления крестьянских хозяйств в 20-е годы были в два раза выше, чем до революции. Всеобщий дележ земли и ликвидация частной собственности на землю не привели к созданию крестьянского рая. Наблюдалось аграрное перенаселение, скрытая безработица, натурализация хозяйства. Традиционное общество оказалось в тупике. Низкая товарность крестьянского хозяйства приводила к заниженным объемам экспорта сельскохозяйственных продуктов, а следовательно, и импорта. Экспорт составлял 21,7 % от уровня 1913 г.

Развитие народного хозяйства тормозилось неустойчивостью денежного обращения. Начиная с 1921 г. в РСФСР предпринимались попытки проведения денежной реформы на основе металлического обращения золота, серебра и даже платины. В 1922 – 1923 гг. Были проведены две деноминации (изменение нарицательной стоимости) рубля.

В 1922 г. было найдено оригинальное решение: наряду с совзнаками в обращение была выпущена новая денежная единица – червонец, выполняющая функцию мировых денег до 1926 г. Один червонец равнялся 10 золотым рублям, реально обеспечивался золотом и другими легко реализуемыми товарами. Червонец быстро стабилизировал денежную систему России. Реформа завершилась в 1924 г. обменом совзнаков на казначейские билеты. 1 казначейский рубль менялся на 10 000 совзнаков любого выпуска. В обращение были ведены серебряные монеты до 1 рубля. В ходе денежной реформы удалось стабилизировать бюджет.

Наряду с частной и кооперативной торговлей была создана государственная система торговли по коммерческим ценам «Торгсин», где продавались дефицитные товары за иностранную валюту, червонцы, драгметаллы.

Еще одним источником поступления в бюджет была продажа водки государством. Сухой закон, введенный в России с началом первой мировой войны, был отменен в 1925 г.

Общество 20-х годов было не менее далеко от декларируемой справедливости, чем дореволюционное. По Конституции 1924 года полноправными гражданами СССР признавались промышленные рабочие, работающие по найму крестьяне, военнослужащие. Остальные слои населения подвергались дискриминации. Стратификация осуществлялась не естественным путем, а в виде государственно-кастового деления, как в цивилизации восточного типа. Во время выборов в органы власти 1 голос рабочего приравнивался к 5 голосам крестьян. Суд носил также сословно-партийный характер.

В социальной области советское общество во многом воссоздало докапиталистические отношения. Наиболее приспособленными к такой ситуации оказались русские крестьяне, вышедшие из первобытных общин, представители патриархальных кавказских и еврейских кланов. Неудивительно, что во главе государства оказался И. Джугашвили (Сталин).

Прием в правящую партию РКП(б) осуществлялся по категориям. Преимуществом пользовались:

1. «рабочие от станка»;

2. «крестьяне от сохи»;

3. красноармейцы.

Особые льготы получали члены партии с дореволюционным стажем, бывшие политические заключенные, участники революции и гражданской войны. Были созданы привилегированные трехтысячное «Общество старых большевиков», «Общество бывших политкаторжан и ссыльнопереселенцев», члены которых были, наверное, единственной категорией населения, получавшей государственные пенсии, бесплатные квартиры в «домах нового быта», путевки на лечение, в том числе на заграничных курортах. Издавался ностальгический журнал «Тюрьма и каторга». Так что «детям лейтенанта Шмидта» было с кого брать пример.

В науке, культуре и духовной жизни наряду с реальными вещами осуществлялись эксперименты в области «создания и воспитания нового человека», начиная с области физиологии и до религиозного поклонения. После смерти В.И. Ленина по постановлению ЦК немецкими учеными был создан «Институт головного мозга», занимающийся сохранением и изучением мозга «вождя мирового пролетариата», а затем и других вождей. Заметно было тщеславное стремление «вождей» остаться бессмертными материально и в истории – мумифицирование Ленина, захоронения в Кремлевской стене.

Попытки доказать умственное, психическое и физическое превосходство «трудящихся» и их вождей не увенчались успехом. Выращивание гениев тоже не удалось.

Наступление на институт брака и интимные отношения велось с точки зрения революционной целесообразности. Сексуальные отношения признавались второстепенными, на уровне простой физиологической потребности («Любовь – это то же, что стакан воды в жаркий день»). В 20-е годы существовало общество «Долой стыд!», проповедовавшее свободную любовь и нудизм. Освобождение женщин от «оков семьи» привело к деградации института брака в крупных городах, средняя продолжительность брака в Москве и Петрограде составляла 7-8 месяцев. Гражданский брак мог расторгаться по заявлению одной из сторон в органах загса. Государство заявляло о готовности воспитывать детей из неполных семей, но реально это была мизерная уравнительная помощь.

Получили распространение общежития-коммуны с общим ведением хозяйства. В целях социальной инженерии пропагандировались идеи нового унифицированного коллективного быта. Строились специальные дома с общими столовыми вместо кухонь, с клубами и другими местами общественного пользования. Круглые многоэтажные дома со сплошными балконами внутри и с единственным выходом на улицу. Коллективы и коммуны контролировали даже личную жизнь своих членов. Происходило становление новой, так называемой, социалистической морали – морали ханжеского, традиционного общества, мещанского, со всеми специфическими пороками старого русского общества, бескультурьем, низкопробным карьеризмом, паразитизмом, распущенностью и безответственностью.

Идеи мировой революции, военизация общества, всеобщая нищета сказывались и на внешнем виде людей. Романтичными и модными были элементы военной формы - сапоги, краги, галифе, кожаные куртки.

В 20-е годы одной из основных задач в государственной политике народного образования являлась ликвидация неграмотности. В 1923 г. было организовано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность» во главе с М.И. Калининым. В 1926 г. грамотность населения составила 51,5%.

К середине 20-х годов школьное образование представляло следующую систему:

начальная 4-х летняя школа (1-я ступень);

7-летняя школа в городах, школа крестьянской молодежи (ШКМ), школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ);

школа II ступени (5-9 кл.).

В 20-е годы возникла особая форма высшего образования – рабочие факультеты (рабфаки).

С начала 20-х годов развертывается пропаганда «основ ленинизма». В качестве обязательных предметов были введены исторический материализм, история советского государства и права, экономическая политика диктатуры пролетариата. В 1924 г. возникла Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП).

Принципиальное значение для развития литературы и искусства 20-х годов имела резолюция ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» (1925 г.), положившая начало идеологизации литературы и искусства. Жанр романа вновь стал лидирующим в литературе. М. Горький создает «Дело Артамоновых» (1925 г.), А. Серафимович – «Железный поток» (1924 г.), Д. Фурманов – «Чапаев» (1923 г.), М. Булгаков – «Белую гвардию» (1925 г.) и др.

Жажда образования охватила значительные слои общества. В срочном порядке создавались комитеты по ликвидации неграмотности, различные ускоренные курсы, новые учебные заведения, трудовые школы, школы рабочей молодежи. Классическая дореволюционная система образования подвергалась коренной перестройке. С особым рвением почему-то уничтожалось классическое гимназическое образование. В общеобразовательных школах и высших учебных заведениях предметы, научные дисциплины, их содержание, программы пересматривались в сторону идеологизации или просто-напросто отвергались как буржуазные. Благодаря близости к более-менее образованному партийному начальству высшая школа, в основном, устояла.

В культуре, так же, как и в социальной области, осуществлялось экспериментальное конструирование. Максималисты заявляли о начале новой эры – эры пролетарской культуры.