Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Рождение новой государственности

Военно-революционный комитет (ВРК) Петроградского совета, сформированный в период между 16 и 21 октября организации восстания,  содействовали установлению и упрочению власти Советов по все стране до весны 1918 г., а в ноябре 1917 г. она была уже установлена в 3 губернских городах Европейской России.

Однако это еще вовсе не означало перехода власти к большевикам. По сути II Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов начавший свою работу вечером 25 октября, не обладал достаточной легитимностью для объявления себя высшим органом власти в стране. На нем было представлено только 402 Совета (195 объединенных Советов рабочих и солдатских депутатов, 22 Совета солдатских и матросских депутатов, 19 Советов крестьянских депутатов). Делегатов не было лишь от 2 губерний (Елизаветпольской, Кутаисской) и 1 области (Забайкальской). 28 губерний были представлены губернскими Советами, 49 — Советами губернских и областных городов. От армии и флота на съезде было 199 человек. Формально не было представителей только от оккупированных немцами губерний (именно представителей, а не депутатов!)

Но в период революции конкретные шаги съезда по решению главных проблем в жизни большинства населения (Декреты о мире, земле, обращение к рабочим, солдатам и крестьянам с предложением взять власть в свои руки) позволили большевикам удержать власть в центре, а затем и взять ее в регионах. О наступательной и решительной позиции большевиков свидетельствовало и то, что «Обращение к гражданам России» от имени ВРК Петрограда было продиктовано Лениным в 10 часов утра 25 октября, передано по радио радиостанцией крейсера «Аврора» и напечатано в газете «Рабочий и солдат» до того, как восставшими был взят город и арестовано Временное правительство. Вот выдержка из обращения: «Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих (солдатских) депутатов — Военного Революционного Комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона. Дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства, это дело обеспечено».

На II съезде Советов с самого начала разгорелась политическая борьба между социалистическими партиями. Группа меньшевиков и правых эсеров принесла протест против «военного заговора и захвата власти» и покинула зал. За ними последовали бундовцы, часть фракции меньшевиков-интернационалистов.

Съезд избрал Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов (ВЦИК) — верховный законодательный, распорядительный и контролирующий орган власти, действовавший в период между российскими съездами Советов. Он был многопартийным. Из вошедших в него 101 человека 62 были большевиками и 29 левыми эсерами. Его предателем стал Л. Б. Каменев. Съезд определил и состав правительства —  Совета  Народных Комиссаров (СНК, Совнарком). Главой правительства был избран Владимир Ильич Ульянов (Ленин). В его первый состав вошли одни большевики — А. И. Рыков, В. П. Милютин, А. Г. Шляпников, В. А. Антонов-Овсеенок, Н. В. Крыленко, П. Е. Дыбенко (трое последних возглавили комитет по военным и морским делам), В. П. Ногин, А. В. Луначарский, И. И. Скворцов-Степанов, А. Ломов (Г. И. Оппоков), И. А. Теодорович, Н. П. Авилов (Глебов), И. В. Сталин (Джугашвили). В ноябре 1917 г. – январе 1918 г. народными комиссарами стали М. Т. Елизаров, А. М. Коллонтай (Домонтович), Н. Осинский (В. В. Оболенский). Левые эсеры не приняли предложения большевиков войти в состав правительства.

Решение съезда об однопартийном правительстве вызвало бурю протестов со стороны партий кадетов, правых эсеров и меньшевиков и др. Появились призывы к свержению власти большевиков. На заседании ЦК кадете-партии 28 октября новой власти была объявлена война, а сама партия перешла на нелегальное положение. Три ее лидера — В. Д. Набоков, С. В. Панин, В. А. Обнорский — вошли в состав созданного правыми эсерами «Комитета спасения родины и революции». 26 октября на Петроград пошли войска П. Н. Краснова. 29 октября в столице вспыхнул спровоцированный ли-ами правых эсеров и распущенного Предпарламента Н. Д. Авксентьевым, Р. Гоцем мятеж юнкеров. Согласно одному из первых декретов СНК, были закрыты все газеты, призывающие к «открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому Правительству». В ноябре был принят декрет о формировании новой судебной системы. В декабре была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия при СНК по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Председателем коллегии ВЧК стал Ф.Э. Дзержинский.

Противостояние властных структур после Октября продолжалось не только на высшем уровне. В принципе до III съезда Советов шел распад старой государственности, а новая создавалась в постоянной борьбе, но уже под влиянием партии большевиков. Даже в январе 1918 г. из 317 Советов, представленных на III съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, только 84 % сумели организовать работу прежнего административного аппарата управления на местах, 70 % полностью или частично влияли на аппарат учета и распределения продовольствия, 68 % создали отряды Красной гвардии, 50 —  новые судебные органы власти, 35 — имели контроль над банками и 39 % установили контроль над органами городского и земского самоуправления. В национальных регионах создавались собственные органы власти.

В обществе продолжались обостряться противоречия экономического характера. Россия еще не вышла из войны. Октябрьские события в ней стали прологом не столько революций в странах Европы, сколько гражданской войны в России. Страны Антанты ждали падения власти большевиков, хотя в России легально продолжали работу их военные миссии. В этих условиях надежды на переход страны на западный путь развития стали все более призрачными.

С первых месяцев большевистской власти в России, пораженной жесточайшим общенациональным кризисом, революция продолжала терять демократический характер по западным образцам. Устанавливается «демократия диктатуры пролетариата». При этом веками приобретенные черты национального характера, менталитета большинства россиян, низкий уровень их материального достатка (культуры быта), преобладание малоимущих и бедных слоев населения, зависимость россиян от властных структур в экономической сфере стали удобной основой в доведении до конца преобразований новой власти.

С июня 1918 г., абсолютизируя классовый принцип в проводимых преобразованиях, ВЦИК принял решение о создании волостных и сельских комитетов бедноты. К осени на территории 33 губерний Европейской России и Белоруссии их действовало свыше 139 тысяч. Комитеты бедноты практически заменили Советы. VI Всероссийский чрезвычайный съезд Советов в ноябре 1918 г. вынужден был принять решение об упразднении данных органов власти.

Диктатура пролетариата (власть ничем не ограниченная, реализуемая через систему государственных и общественных институтов в интересах пролетариата) имела цель разрушить старую государственную машину и вовлечь трудящихся в управление страной, обеспечить построение социализма. Однако реально власть пришла в другие руки. Советы постепенно стали органами управления, а не народовластия. Утратили политические права только имущие слои населения, было установлено неравенство в правах рабочих и крестьян, хотя в ноябре 1917 г. декретом ВЦИК ликвидировано сословное деление общества.

Был извращен принцип демократического централизма и в политической и в экономической сферах управления. «Главный штаб социалистической промышленности» — Высший Совет народного хозяйства (ВСНХ), сформированный 2 декабря 1917 г. из Всероссийского совета рабочего контроля, Центрального комитета фабрично-заводских комитетов, представителей отраслевых профсоюзов, в течение нескольких месяцев превратился (с помощью органов государственных структур власти и правлений крупнейших трестов и синдикатов) в монстра, бюрократически управлявшего экономикой. Сеть территориальных СНХ управляла отделами исполкомов местных Советов, которые были практически теми же присутствиями губернских и уездных правлений дореволюционной России. В состав ВСНХ вошли позже в полном составе и военно-промышленные комитеты. В ноябре был принят декрет ВЦИК и СНК о рабочем контроле.

«Вездесущее, во все вмешивающееся и все регулирующее государство большевистской России, — пишет современный зарубежный историк У. Ро-зенберг, — было не просто созданием ленинской идеологии или дьявольской политикой: оно имело своим историческим основанием широкую конъюнктуру революционной России, в которой вовлеченность государства в общественные процессы и его роль третейского судьи весьма ограничили перспективы демократии. В самом деле, к Октябрю посредничество и экономическое регулирование, пожалуй, в такой же степени стали в народном представлении частью государства, как и учреждения, занимающиеся этими делами. А если это так, то сама роль большевистского государства в советском обществе, по сути, представляла радикальное продолжение прошлого, а не революционный разрыв с ним».

Избранному в ноябре – декабре 1917 г. Учредительному собранию в первый и, как оказалось, последний день его заседаний (5 января 1918 г.) правительством большевиков было предложено принять Декларацию трудящегося и эксплуатируемого народа, в которой Россия провозглашалась Республикой Советов, и утвердить Декреты Советской власти, принятые после октября. Вследствие отказа сделать это, оно было распущено.

Таким образом, в революции был окончательно упущен шанс для согласия партий социалистической направленности и для формирования политической системы нового государства с представительным органом власти от всего народа — Учредительным собранием. После роспуска Учредительного собрания власть Советов приобрела черты легитимности, так как сами большевики считали и официально признавали временность своей власти до начала работы Учредительного собрания. У последнего не нашлось и защитников. Правда, лозунг восстановления власти Учредительного собрания был использован в ходе гражданской войны.

Из состава империи в 1917 – 1920 гг. вышли те регионы, которые были ориентированы на западный и восточный пути развития (Прибалтика, Польша, Бессарабия, Кавказ, Туркестан). При этом свою роль сыграли и европейские страны. Вместе с тем ни одна страна не смогла помешать остаться вместе с Россией народам Украины и Белоруссии. Хотя можно сколько угодно подвергать критике сам механизм единства

Таким образом, революция 1917 г. в России явилась объективно обусловленной социальной революцией, которая началась с решения вопроса о власти, политического переустройства государства и решения противоречий общественного развития как демократическая, а закончилась антибуржуазной, антикапиталистической, пролетарской с установлением власти диктатуры пролетариата и переходом к строительству государственного социализма.

Октябрьский переворот и последующие преобразования в политической области — это демократический выбор большинства россиян. Потеря демократического содержания (в сравнении с западными аналогами демократии) советской формы власти была определена:

— уровнем правовой, политической культуры элиты и основной части населения страны;

— уровнем экономического развития;

— местом государства и личности в российском обществе.

Условия 1917 г. для большинства населения России ставили не столько проблему выбора пути развития, сколько проблему выживания в обстановке сложнейшего, охватившего все стороны жизни кризиса. Россияне свою судьбу традиционно связали с властными структурами государства. Выбор пути развития сделали регионы Российской империи.

Революция 1917 г. была сложным и переломным явлением в истории российского общества, которое имело и характерные черты восточного (цикличного) типа развития. А партия большевиков сумела использовать революционно анархическую стихию для прихода к власти и осуществления своей идеологической доктрины.

 В обращении “К населению” В.И. Лениин в октябре 1917 г. писал: ”Сопротивление капиталистов и высших служащих будет сломлено. Ни один человек не лишится нами имущества без особого государственного закона о национализации банков и синдикатов… Ни один трудящийся не потеряет ни копейки… Кроме строжайшего учета и контроля, кроме взимания без утайки налогов, установленных раньше, никаких других мер правительство вводить не хочет”.